КАЛЕНДАРЬ
<<
 
>>

 

Детский чемпион клуба - 2017
по быстрым шахматам
Багаутдинов Давид

 

АРХИВ ЗАПИСЕЙ 2009 Октябрь2009 Ноябрь2009 Декабрь2010 Январь2010 Февраль2010 Март2010 Апрель2010 Май2010 Июнь2010 Июль2010 Август2010 Сентябрь2010 Октябрь2010 Ноябрь2010 Декабрь2011 Январь2011 Февраль2011 Март2011 Апрель2011 Май2011 Июнь2011 Июль2011 Август2011 Сентябрь2011 Октябрь2011 Ноябрь2011 Декабрь2012 Январь2012 Февраль2012 Март2012 Апрель2012 Май2012 Июнь2012 Июль2012 Август2012 Сентябрь2012 Октябрь2012 Ноябрь2012 Декабрь2013 Январь2013 Февраль2013 Март2013 Апрель2013 Май2013 Июнь2013 Июль2013 Август2013 Сентябрь2013 Октябрь2013 Ноябрь2013 Декабрь2014 Январь2014 Февраль2014 Март2014 Апрель2014 Май2014 Июнь2014 Июль2014 Август2014 Сентябрь2014 Октябрь2014 Ноябрь2014 Декабрь2015 Январь2015 Февраль2015 Март2015 Апрель2015 Май2015 Июнь2015 Июль2015 Август2015 Сентябрь2015 Октябрь2015 Ноябрь2015 Декабрь2016 Январь2016 Февраль2016 Март2016 Апрель2016 Май2016 Июнь2016 Июль2016 Август2016 Сентябрь2016 Октябрь2016 Ноябрь2016 Декабрь2017 Январь2017 Февраль2017 Март2017 Апрель2017 Май2017 Июнь2017 Июль2017 Август2017 Сентябрь2017 Октябрь2017 Ноябрь2017 Декабрь2018 Январь2018 Февраль2018 Март2018 Апрель2018 Май2018 Июнь2018 Июль2018 Август2018 Сентябрь2018 Октябрь2018 Ноябрь2018 Декабрь

Шах с матом. Как Карпов и Корчной потрясли мир

2018-03-30  |   просмотров: 309

В 1978 году состоялся один из самых ярких и скандальных матчей в истории мировых шахмат.

Шахматный матч между Анатолием Карповым и Виктором Корчным. 1978 г.

Летом 1978 года в филиппинском городе Багио начался матч за звание чемпиона мира по шахматам, которому суждено было войти в историю. Такого кипения страстей вокруг древней игры мир еще не видел.

Чемпион ввиду неявки чемпиона

В 1972 году советский гроссмейстер Борис Спасский проиграл матч за мировую шахматную корону американцу Бобби Фишеру.

Это была крупная неудача — четверть века советские шахматисты передавали титул сильнейшего на планете друг другу. И вот теперь он достался представителю «идеологического противника».

До финального матча претендентов следующего цикла дошли два советских шахматиста — опытный Виктор Корчной и молодой и перспективный Анатолий Карпов. В матче до трех побед верх взял Карпов, которому и предстояло бросить вызов Фишеру.

Бобби Фишер был гением шахмат, однако, весьма неуживчивым человеком. В 1975 году он выставил столько предварительных условий, что очень скоро стало ясно — матч с Карповым вообще не состоится. Фишер выставил Международной федерации шахмат (ФИДЕ) список из 64 требований. Несмотря на то, что многие из них были откровенно абсурдными, 63 удовлетворили. Но разгневанный чемпион на компромисс не пошел, отказавшись от поединка.

В итоге в апреле 1975 года новым чемпионом мира был провозглашен Анатолий Карпов.

«Невозвращенец»

В 1978 году ему впервые предстояло защищать титул, и соперником Карпова стал старый знакомый — Виктор Корчной. Который, однако, уже перестал быть советским шахматистом.

Первенство мира по шахматам 1974 года. Финальный матч претендентов Виктор Корчной - Анатолий Карпов (слева). Третья партия.

Корчной по скандальности и вздорности характера если и уступал Фишеру, то не очень много. Он был убежден, что в СССР его «зажимают», ставят палки в колеса и не дают стать чемпионом мира, продвигая Карпова.

Специалисты, правда, указывали — мат претендентов Карпов у Корчного выиграл честно, так что сетовать Виктору Львовичу надо было только на себя.

Вместо этого в 1976 году Корчной отказался возвращаться в СССР после турнира в Нидерландах. Интересно, что власти этой страны, поразмыслив, решили не предоставлять шахматисту убежища, и Корчному пришлось перебираться в Швейцарию, где к нему отнеслись более благосклонно.

В очередном отборочном цикле «невозвращенец» играл блестяще. Поочередно победив Тиграна Петросяна, Льва Полугаевского и Бориса Спасского, он получил право на матч за мировую корону.

Виктор Корчной, Анатолий Карпов, Тигран Петросян и Лев Полугаевский. 1973 г.

Поединок Карпов — Корчной сразу приобрел политический окрас. Еще бы, коммунист против антисоветчика — западные СМИ были в восторге от такой афиши.

Виктор Львович Корчной хорошо понимал, что такая постановка вопроса дает ему право рассчитывать на поддержку всех, кто недолюбливает Советский Союз. Помимо всего прочего, на этом можно было и неплохо заработать.

Кефир раздора

Матч проходил на Филиппинах — многолетний президент этой страны Фердинанд Маркос был настоящим фанатом шахмат и обеспечил солидный призовой фонд поединка.

То, что страсти будут кипеть не только на шахматной доске, стало ясно еще до начала матча. Корчной хотел играть под флагом Швейцарии, однако советская делегация указала, что гражданства этой страны у перебежчика нет. Препирательства закончились тем, что маленькие флаги, которые обычно ставят на игровой стол, убрали совсем.

Уже во второй партии матча Корчной предъявил Карпову претензии за ... кефир. В ходе игры чемпиону подали стакан фруктового кефира, сделав это с некоторым нарушением регламента. Корчной разъярился: «Помощники Карпова сигнализируют ему, какой делать ход!».

Представители сторон, судьи и организаторы долго судили и рядили, но установили порядок подачи кефира Карпову. Журналисты, освещавшие матч, назвали инцидент «бурей в стакане кефира».

«Дурной глаз» доктора Зухаря

Шахматисты вообще люди довольно мнительные. Шум, скрип, покачивание соперника на стуле — вывести из себя гроссмейстера может любая мелочь. В команде Карпова в Багио приехал психолог Владимир Зухарь.

«Зухарь и в шахматы-то играть не умел, а ему вменяли в вину, будто он подсказывал мне ходы. Он был полковником медслужбы и приставлен ко мне в помощь как специалист по проблемам перегрузок и трудностей сна. К сожалению, Владимир Зухарь, неоднократно помогавший советским космонавтам, мне никак не пригодился. Нормализовать в Багио мой сон ему так и не удалось», — рассказывал впоследствии Карпов в одном из интервью.

Однако Зухарь стал одной из главных фигур матча, по крайней мере, для Корчного и для западных журналистов. Дело в том, что сам доктор был убежден, что обладает некими парапсихологическими способностями, с помощью которых может подавлять негатив, исходящий от Корчного в сторону Карпова.

Ничего особенного Зухарь не делал — просто сидел в зале и смотрел на Корчного. Но гроссмейстеру с его подвижной психикой этого хватило. Заметив однажды Зухаря в зале, он стал совершенно по-детски возмущаться: «А чего он смотрит?».

«Проблема Зухаря» обсуждалась на протяжении всего матча. Доктора пересаживали с места на место, но команда Корчного требовала его вообще удалить. Советская сторона в ответ возражала — а с какой, собственно, стати? Кто-то может реально зафиксировать негативное воздействие Зухаря на Корчного? Так что доктор продолжал появляться на партиях.

Маты бывают разные...

У Корчного был свой арсенал приемчиков на грани фола, которыми он на протяжении всей своей карьеры выводил соперников из себя. И с Карповым тоже получилось.

Перед началом очередной партии чемпион отказался пожимать Корчному руку. Виктор Львович обратился к судьям — что, мол, за неуважение? Арбитры поинтересовались у Карпова, что происходит. Анатолий Евгеньевич заявил, что рукопожатие обязательным не является.

Как потом выяснилось, не выдержал Карпов оскорблений, которыми обильно сыпал Корчной в своих интервью.

Но и это было еще не все — Корчной, если позиция на доске складывалась не в его пользу, мог запросто ... обматерить соперника. Достаточно тихо, чтобы этого не услышал весь зал, но достаточно громко для того, чтобы Карпов понял, кем его считает претендент.

На фоне скандалов матч продолжался. Игрался он до шести побед одного из соперников, то есть общее количество партий было не ограничено. После победы Карпова в 17-й партии счет стал 4:1 в его пользу, и претендент снова начал чудить.

Йоги под следствием

Взяв тайм-аут и уехав в Манилу, он устроил там пресс-конференцию, объявив, что борется с невиданными доселе «злом».

Виктор Корчной: «Особо я остановился на проблеме Зухаря. Я отметил, что советская „шахматная“ новинка была подготовлена еще к матчу с Фишером. Шахматист находится в гипнотической связи с психологом, который внушает ему, например, что он играет как Фишер и Алехин вместе взятые! Я заявил, что тандем Зухарь — Карпов непобедим; этого кентавра с головой Зухаря и торсом Карпова надо раздвоить, иначе матч невозможен».

Грозя прекратить участие в матче, Корчной нашел «противоядие» против Зухаря, пригласив на помощь американских йогов — Стивена Двайера и Викторию Шеппард.

Все бы ничего, но выяснилось, что йоги находятся под следствием по обвинению в покушении на индийского дипломата в Маниле, и выпущены из тюрьмы под залог.

Советская сторона тут же окрестила йогов «террористами», потребовав убрать их из зала. Организаторы сочли требование резонным, и новые помощники Корчного вынуждены были встречаться с ним на нейтральной территории.

Корчного, однако, такое решение взбодрило, и он выиграл 21-ю партию, сделав счет 4:2.

Провал

В 27-й партии, которая завершилась в 73-й день матча, Карпов одержал свою пятую победу.

Казалось, до окончательно триумфа рукой подать. Но чемпион к этому времени был физически и эмоционально измотан, у него пропал сон. А коварство безлимитного матча как раз в том, что здесь невозможно переждать и добиться успеха за счет ничьих.

Корчной же, наоборот, оказавшись на грани поражения, пришел в себя и заиграл просто отлично. За ним остались 28-я и 29-я партии, и счет стал 5:4.

Когда же в 31-й партии Карпов допустил ошибку и снова уступил, советская делегация оказалась на грани паники.

5:5, и титул чемпиона, того и гляди, уплывет к беглому антисоветчику! По сравнению с этим поражение от Фишера — детская шалость.

Анатолий Карпов во время партии. 1978 г.

Решающий удар

У Карпова была возможность взять тайм-аут, и он ею воспользовался. Пауза позволила чемпиону «перезарядить батарейки», и на 32-ю партию он вышел бодрым и готовым к борьбе. Что стало неприятным сюрпризом для Корчного, убежденного в том, что его соперник сломлен.

А тут еще Виктор Львович увидел в зале своего «любимца» — доктора Зухаря. Начался новый скандал — представители Корчного обвинили советскую сторону в нарушении «джентльменского соглашения», по которому психолог не должен был сидеть так близко к претенденту. Делегация Карпова огрызнулась: «Это джентльменское соглашение, оно обязательно лишь для джентльменов!».

Никакими правилами матча местоположение Зухаря не регламентировалось, поэтому судьи решили продолжить партию.

Корчной, говоря о 32-й партии матча в Багио, винил не только Зухаря. Он утверждал, что Карпов заранее знал, какой вариант приготовлен им для этой партии. Виктор Львович был убежден, что кто-то из его команды «слил» информацию.

Партия была отложена на 42-м ходу белых, которыми играл Карпов. Позиция Корчного была проигрышной, и на доигрывание он решил не выходить.

В полдень 18 октября 1978 года в гостиничный номер Карпова постучали арбитры матча и представители ФИДЕ. Они принесли конверт с запиской Корчного, в которой он признавал поражение в 32-й партии. Матч завершился со счетом 6:5 в пользу Анатолия Карпова.

«Мы тут при 5:5 за сердце хватались!»

26 октября в Шереметьево Карпова ждала триумфальная встреча. В те времена шахматы по популярности в СССР могли потягаться с футболом и хоккеем, и страна искренне «болела за Толика».

Главным болельщиком был генсек Леонид Брежнев, который сразу после объявления о победе в 32-й партии отправил Карпову в Багио поздравительную телеграмму.

На следующий день после возвращения Карпова ожидал прием в Кремле, на котором он сказал, что старался оправдать доверие страны.

И тут Леонид Ильич с присущим ему чувством юмора ехидно ответил:

— Ага, старался, а мы тут при 5:5 за сердце хватались!

Но, победителей, как говорится, не судят. Вот и Брежнев наградил чемпиона мира орденом Трудового Красного Знамени, поставив точку в истории одного из самых ярких событий 1978 года.

Источник: «Аргументы и Факты»

<< Назад